EMBASSY OF UZBEKISTAN TO THE UNITED STATES
NEWS AND EVENTS
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004

 
NEWS AND EVENTS
April 26, 2017
"РЫЦАРЬ ШПАГИ" В ОПЕРНОМ ИСКУССТВЕ
"Гул затих, я вышел на подмостки. Прислоняясь к дверному косяку, я ловлю в далеком отголоске, что случится на моем веку…" Строка из небезызвестного стихотворения проходит рефреном через долгий, полный удивительных открытий и постоянной работы над собой творческий путь Кирилла Борчанинова - ведущего солиста ГАБТа, заслуженного артиста Узбекистана, дипломанта Международного конкурса вокалистов имени Глинки, участника известнейшего европейского фестиваля "Gut Immling" и Международного фестиваля оперного и балетного искусства "Ташкентская весна". Об извечной борьбе добра и зла, полем которой служит душа человека, метаморфозах современной жизни, красоте отношений на работе и дома и многом другом беседуем в святая святых для любого актера - гримерной. Там, где рождается герой, образ, способный впоследствии покорить сердца многотысячной аудитории поклонников одного из древнейших искусств - оперного.

Свет рампы, декорации, музыка, созданная величайшими композиторами - стихия, в которой оперный бас Кирилл Борчанинов творит свою яркую, вобравшую в себя целую гамму чувств самобытную действительность. В реальности происходящего на подмостках не сомневаешься ни на миг, превращаясь на протяжении постановки в непосредственного участника разворачивающейся драмы, лирической истории, комедии. Такова сила голоса артиста - богатого и красивого тембра, полного диапазона. Прожить сценическое действо помогает и яркая внешность, помноженная на прекрасное актерское мастерство.

Сегодня князь Гремин, ("Евгений Онегин", П. Чайковский) завтра, Старый цыган ("Алеко", С. Рахманинов), потом Рамфис ("Аида", Дж. Верди), Базилио ("Севильский цирюльник", Дж. Россини), Собакин ("Цар­ская невеста", Н. Римский-Корсаков)… Роли Кирилла Борчанинова настолько же многогранны, как и жизнь оперного певца в стенах храма искусства и за его пределами.

- Мой дебют состоялся более 20 лет назад, - вспоминает он. - Тогда учился в бывшем Республиканском музыкальном колледже. Серьезную подготовку дала и оперная студия при Государственной консерватории, где были очень сильные педагоги, школа. Так меня стали приглашать для разового участия в постановках ГАБТа. Поначалу давали небольшие роли - Цуниго ("Кармен" Бизе), Герман и Шлегель ("Сказки Гофмана" Оффенбаха). Но для меня, молодого человека, только вступающего в мир творчества, это было большим счастьем. А через три года, когда поступил в консерваторию, стал регулярно принимать участие в спектаклях театра. С 1999-го работаю здесь солистом оперы. Интересно, что в оперное искус­ство я пришел довольно поздно - в 25 лет. И привело сюда меня, профессионального спортсмена, юношеское увлечение гитарой (!). До того учился в специализированном спортивном интернате, затем поступил в институт физкультуры, стал мас­тером спорта по фехтованию, хотел посвятить себя науке и остаться на кафедре. Но судьба распорядилась иначе. - Вся молодежь слушает музыку, - продолжает Кирилл. - В мою молодость очень популярно было играть на гитаре в дружеских компаниях. Особенно это скрашивало досуг в перерывах между соревнованиями, с которыми объездили много стран. Хотел в последующем развить свои творческие навыки, что и привело в музыкальное училище. Здесь, услышав мой сильный голос, предложили вместо обучения игре на инструментах поступать на академический вокал.

- Отложила ли первая специальность какой-то отпечаток на вашу сегодняшнюю карьеру оперного певца?

- Любое образование оставляет отпечаток в душе, формирует мировоззрение человека. Глубокое заблуждение у тех, кто говорит о спортсменах: сила есть - ума не надо. Здесь уникальная система, где человека изучают многогранно, с позиции совершенно различных наук - медицины, физиологии, психологии. А ведь это превосходный багаж знаний для оперного певца, который, помимо вокальных данных, должен хорошо понимать природу человека, его сущность, анализировать мотивы поведения и доносить все это до зрителя. Только в этом случае между ним и публикой устанавливается некая энергетическая связь. И представитель последней, выходя из зала, может еще долго испытывать катарсис - духовное очищение посредством переживания сильных чувств и эмоций.

- Важно ли для вас драматическое мастерство, о котором говорил еще в свое время Шаляпин, успешно синтезировавший его с вокальным. Что больше любите играть?

- Конечно, мне интереснее большие партии, когда ты занят на сцене на протяжении всей постановки и глубоко погружаешься в психологию, эмоциональный мир своего героя. Но и меньшие по-своему любопытные. Мое глубокое убеждение в том, что у актера все роли долж­ны быть любимыми. Без этого сложно играть и перевоплощаться.

Вокальная партия - это средство выразительности в актер­ском искусстве, определенный его инструмент, которым мало владеть в совершенстве. Если ты внутри при этом пуст, недостаточно искренен с самим собой и не обладаешь внутренней энергетикой, то и зритель тебе не поверит, не прочувствует всю гамму переживаний героя. Можно сказать, опера - не чисто вокальное искусство, а симбиоз жанров, где для восприятия образа важен не только голос, музыка, но и декорации, костюмы, грим. Все это вместе помогает актеру в процессе перевоплощения. Важно перестроить себя, свое "я", пластику, мысли. Тогда, образно говоря, чувствуешь себя на сцене как рыба в воде, твой герой будет с тобой органичен. При этом партию можешь оттачивать годами, смотря на нее сквозь призму прожитого, прочувствованного каждый раз по-новому. Важно и то, какой зритель сидит в зале - с ним ты тоже ощущаешь некую внутреннюю связь. Сценическая музыкальная драматургия коротка, но тем не менее благодаря гениальным композиторам за каких-то два-три часа удается прожить глубокие чувства, целую жизнь.

- Бытует мнение, что артисту сложнее всего перевоплощаться в отрицательного персонажа…

- Для меня не существует отрицательных или положительных образов. Каждый несет в себе определенный подтекст, значение, философию. Все еще зависит и от репертуара, который существует в театре для баса. А это, как правило, ярко выраженные характерные герои - отцы, короли.

И чем дольше ты на сцене, тем больше проживаешь различные судьбы. Сегодня ты - комический, завтра - лирический персонаж, послезавтра - задействован в драме.

Один из самых важных персонажей - Мефистофель из "Фауста" Гуно. В нем заложен очень глубокий смысл. По устоявшимся представлениям он олицетворяет нечто ужасное, отталкивает. Такая, знаете, страшилка, которой пугают детей. Но я представляю его совершенно иначе. В реальной жизни все искушения привлекательны, потому и манят человека. И он ведь, по сути, часто не осознает весь их ужас, мечтая лишь о самом простом человеческом счастье. Фаусту ведь тоже кажется, что для того чтобы стать счастливым, нужна самая малость. Поэтому, исполняя партию Мефистофеля, стремлюсь донести до зрителя мысль, что зло может быть маняще обольстительным, по-своему прекрасным. Но в итоге ведет к крушению всех надежд, разочарованию и забвению.

- Много ли сегодня тех, кто любит и ценит оперное искусство?

- В моем понимании этот жанр достаточно зрелый, ему около 400 лет и он пользуется довольно большой популярностью, но у определенного круга людей. Это искусство - не массовое. На неподготовленного зрителя обрушивается слишком много информации. Для того чтобы воспринимать в полной мере происходящее на сцене, надо читать литературу, знать историю, разбираться в стилистике оперного произведения, музыке. Слух надо воспитывать - без этого довольно сложно чувствовать мир посредством звуков, ощущать в полной мере ту богатую оттенками гамму чувств, которую проживают солисты на сцене.

В первую очередь все же важна внутренняя культура. Ситуация изменится и в нашем театре будет аншлаг, когда люди поймут, что признаком хорошего тона и престижным является не только дорогая одежда, автомобиль, посещение фешенебельного ресторана, но и поход в театр, приобщение к высокому искусству. Недавно наблюдал ситуацию, когда шел "Любовный напиток" Гаэтано Доницетти, артисты выкладывались на все сто для… полупустого зала, рассчитанного почти на 700 мест. А ведь для артиста так важно, чтобы публика проживала вместе с ним историю, разворачивающуюся на сцене.

Радует, что в нашей стране большое количество как школ музыки и искусства, так и специализированных учреждений, юноши и девушки имеют возможность развивать свои способности, получать высшее музыкальное образование. А такая молодежь - потенциальные зрители, если не будущие солисты нашего театра. Радует, что ГАБТ поддерживает Министерство культуры. Идут последние доработки системы синхронного перевода для опер на французском и итальянском языках, что, надеюсь, также привлечет зрителя.

- Часто ли вашим зрителем становится семья? Разделяют ли близкие любовь к оперному искусству?

- Мои спектакли часто посещают и родители - с техническим образованием, жена - педагог лицея имени Успенского. Дочка там же учится на отделении академического вокала, сын осваивает игру на фортепиано в школе музыки и искусства. Не знаю, как сложится их дальнейшая профессиональная судьба, но пусть они вырастут людьми, разбирающимися в музыке.

Вообще считаю, для любого человека, а для артиста с его ненормированным рабочим днем, гастролями, постоянным творческим поиском семья - ангел-хранитель, которого ему судьба дает свыше. Она окрыляет. Родные - очень хороший тыл. Если дома беспорядок во взаимоотношениях, не будешь чувствовать себя раскованным в кругу семьи и на сцене. Потому что артист - 24 часа в сутки должен возвращаться к своей работе. Бывает, сидишь за общим столом или едешь в транспорте, а в голове мысленно прокручиваешь партию, в десятый, сотый раз обдумываешь материал. Как только этот процесс прекращается, профессия перестает быть любимой.

- Для того чтобы достичь определенных высот, артист, да вообще любой творческий человек наверняка должен обладать неординарными качествами. Есть ли у вас творческое кредо?

- Не считаю себя особенным человеком. Высокомерие - не лучшее качество. Чем выше ты себя ставишь по отношению к окружающим, тем сильнее наказание в виде стечения жизненных обстоятельств или драматического поворота судьбы.

Ощущаю себя счастливым человеком, так как театру отдал лучшую часть своей жизни. Сцена и есть моя жизнь, судьба. В таком восприятии своей профессии, наверное, и кроется творческое кредо. А еще для любого, посвятившего себя искусству, важен постоянный диалог со зрителем. Сегодня он стал возможным и на сайте нашего театра. Очень хотелось бы, чтобы люди как можно чаще высказывали здесь свое мнение. Уместна и разумная критика. Бывает, взгляд со стороны оказывается острее, а правильная и справедливая оценка нашего труда способна решить многие вопросы, позволяет по-новому взглянуть на театральную пос­тановку, партию, которые создаются ради зрителя и живут благодаря ему.

(Источник: газета «Правда Востока»)


Back

   Back to the top    Print version   
© 2004, Embassy of Uzbekistan to the United States.
All Rights Reserved.
 Design.uz Studio
Design.uz Studio
Site Development